Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
23:25 

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Недавно увлеклась "Дарителями" Е. Соболь. А посему вот г-н Прайд на фоне заснеженного Хейверхилла.

@темы: Дарители, рисунки, творчество

23:05 

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Итак, послезавтра регион по русскому. Потом по истории. До сего дня я не знала о том, что на меня свалится ещё и регион по МХК, но чем чёрт не шутит...
Для меня эти олимпиады много значат, поэтому я усердно готовлюсь. Да так, что даже ближайшую неделю не буду ходить в школу. Всё шло довольно гладко, я всё время посвещала подготовке, но сегодня... На меня снизошло вдохновение лень и я с утра пораньше решила немного порисовать. Закончила вечером.

Получилось измученный долгим переходом крылатый гусар некое подобие автопортрета (самим автопортретом я это пока назвать не отважусь). Когда примерно через час я оценивающим взглядом осмотрела своё творение, я поняла, что получилась немного сонной. Даже не немного. Хотя, это же автопортрет.
P.S.: каменная стена на фоне - не что-нибудь, а развалины дворца абхазских князей, которому уже больше тысячи лет. Летние фотографии всё же где-то пригодились...
P.P.S.: гусар в Абхазии... Это ж надо так.

@темы: творчество, рисунки, Речь Посполита, Польша, XVII век

00:17 

Listopad

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Тяжело, всё-таки, учиться в одиннадцатом классе. Ты понимаешь, что заболеваешь, но знаешь, что болеть нельзя, потому что завтра КДР, а через два дня вообще конференция. Моему полуболезненному состоянию, усталости и вечному небосыпу посвящяется.

Название: Listopad
Пэйринг или персонажи:Агнешка
Рейтинг:G
Жанры:Ангст, Драма, Исторические эпохи
Предупреждения:Смерть второстепенного персонажа
Размер:Драббл, 1 страница, 1 часть

В ноябре того года долго не выпадал снег. Шли бесконечные дожди, оставлявшие на деревьях ледяную корку; опавшие листья, когда-то похожие на красивый и пёстрый ковёр, теперь являли собой мокрое и липкое месиво неопределённого цвета; дул сильный и холодный, пронизывающий до костей ветер… Наступала зима, а снега никак не было.
Для Агнешки, пробиравшейся между кустами и деревьями к партизанскому штабу, это было как раз кстати. Два часа назад она, рискуя своей жизнью (а как иначе?), сосчитала численность немецкого карательного отряда и обозначила на клочке бумаги его расположение. Теперь надо было добраться до штаба и передать собранные сведения. Одетая в лохмотья коричневого цвета, девушка, ползком перебирающаяся по мокрым попавшим листьям, была почти незаметна.
Несколько последних недель Агнешка очень мало спала и почти ничего не ела. Её лицо приобрело землисто-серый оттенок, а в густых чёрных волосах появились первые седые нити. В свои девятнадцать лет она больше походила на старуху, чем на молодую девушку. Агнешка сама не понимала, как до сих пор держится на ногах. Получив опасное задание, она, не раздумывая ни секунды, согласилась: риск отвлекал от тяжёлых мыслей, заставляя собрать волю в кулак во имя цели.
Силы покидали Агнешку. Вместе с ними, рассасываясь в холодном липком воздухе, уходили мысли, уходила надежда. Девушке уже не хотелось ни прекращения войны, ни счастливого избавления; ей хотелось только опуститься лицом в землю и так остаться. Навеки. Несколько минут Агнешка продолжала медленное движение, как машина продолжает какое-то время двигаться после остановки.
Наконец силы совсем покинули девушку и она, потеряв сознание, упала лицом в листву.
В одно мгновение Агнешка будто перенеслась на два года назад и перед её глазами замелькали воспоминания. Вот она, студентка первого курса историко филологического факультета Варшавского университета, идёт на занятия. Её переполняет гордость за себя, ведь, пройдя все вступительные испытания, она, одна из немногих, сумела поступить в университет. А мегафоны сообщают о нападении немцев на Вестерплатте. Началась война… Прошёл год. Вот Агнешка возвращается из университета и застаёт дом пустым. Спустя несколько дней ей удаётся узнать, что родителей расстреляли за участие в подпольной деятельности. Тогда она несколько недель пролежала в постели с сильнейшей лихорадкой, но молодость взяла своё и Агнешка выздоровела. После этого она бежала из города и присоединилась к одному из подпольных формирований Армии Крайовы. Перед глазами снова и снова возникал пустой дом с выбитыми стёклами, перевёрнутой мебелью и истоптанным паркетом. Родители не сдались, хотя понимали, что обречены. Они понимали, что выхода нет, но боролись до конца...
...Агнешка рывком поднялась с земли. Потухшие уже глаза вновь зажглись, а бледное лицо осветилось бешеной, почти нечеловеческой решимостью. Нет, она не позволит себе сдаться, не даст себе здесь умереть! В память о борьбе своих родителей, во избавление своего многострадального народа, она должна бороться, бороться не просто из последних сил, а даже когда они её покинут! Сильный дух способен оживить даже умирающее тело! Смерть, несколько минут назад оказавшаяся ей избавлением от мук, теперь виделась Агнешке позорным бегством. Силы, казалось, навсегда оставившие девушку, вернулась, а мысли обрели ясность. Твёрдыми шагами она направилась вперёд. Что это? Воодушевление? Желание жить? Героический порыв?
Агнешка доставила сведения по назначению; благодаря ей застигнутый врасплох немецкий отряд был наголову разбит. А через четыре с лишним года Польша была наконец освобождена. Страна лежала в руинах, но была жива, была свободна! Кто знает, что было бы с ней, не дойди тысячи таких же, как Агнешка, до победного конца?

@темы: Польша, творчество, история

10:10 

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Вчера вечером я неожиданно сподвиглась на творчество. И нарисовала себя в образе Непойми-кого-из-семнадцатого-века. Вроде получилось, особенно если учитывать, что это первый мой автопортрет.

@темы: XVII век, рисунки, творчество

16:49 

Глава I

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Вчера вечером я ездила на велосипеде в парке. Так как я очень люблю природу, то я наслаждалась такой прогулкой. И она сподвигла меня, после более чем месяца колебаний и придумывания имён/сюжета/названий/характеров и их развития/проблем/карты на написание первой главы. Очень надеюсь, что кто-нибудь заинтересуется моим зарождающимся опусом и будет выступать в роли критика или просто читателя. А пока что, вот.

I
На осенний Эрденский лес медленно опускался вечер. Последние лучи заходящего солнца освещали верхушки пёстрых деревьев. Под его светом красные, жёлтые, но по большей части ещё зелёные листья казались ещё ярче. Наконец, светило зашло за гору и лес погрузился в сумерки. От деревьев исходило накопленное за день тепло, и их тёмные силуэты в мягком свете выходящей луны были похожи на огромных людей. У их ног раскинулись купола кустов, утопающие в густой и высокой траве.


Всё это источало тончайшие ароматы, которые вместе сливались в тёплый, пряный и свежий запах осени. Стояла тишина, не нарушаемая ни криками зверей, ни пением птиц. Даже ветер затих. Всё, казалось, замерло в ожидании чего-то.


И это что-то произошло. Из кустов, шелестя травой и опавшими листьями, показалась морда гнедого коня, а затем и всадница.


Ей было около двадцати лет. Но об этом можно было сказать лишь заглянув девушке в лицо, поскольку рост её был скорее детским.


Одета она была, как и большинство дворянок Хедеша. На ней была короткая туника, штаны, заправленные в сапоги; с плеч всадницы ниспадал подбитый мехом плащ с серебряными, блестящими при свете луны и оттого будто светящимися застёжками. На её голове была войлочная шапка с двумя яркими перьями, одно из которых, видимо, принадлежало когда-то павлину. У её пояса на богатой перевязи висела сабля. У седла было и другое оружие: небольшой деревянный с костяными пластинами лук, колчан с сотней стрел и два пистолета.


Лунный луч скользнул по лицу девушки. Из-под шапки на плечи спускались немного вьющиеся, тёмно-коричневые, почти чёрные короткие волосы. А из них выглядывало худое и смуглое лицо, свидетельствовавшее о её южном происхождении. Это лицо трудно было назвать красивым, но и ничего неприятного в нём не было. Немного выдающиеся скулы и тонкие губы говорили также о том, что в её родословной, возможно, были не только велийцы.


Но интереснее всего были глаза девушки. Они были большими, тёмно-серыми и не было до конца известно, что в них скрывалось. По ним с лёгкостью можно было прочесть лишь о настроении девушки, но никак не о её намерениях. Хотя эти глаза и были почти серыми, почти непроницаемыми и даже в некоторой степени могли показаться колючими, при более длительном знакомстве с ними можно было понять, что они смотрели тепло.


Была это Беке Вереш из Хедеша. Обычай её земли и жажда приключений гнали девушку всё дальше и дальше от родного поместья. По древнему Хедешскому обычаю наследовать землю мог лишь старший ребёнок в семье. Остальным по достижении совершеннолетия необходимо было зарабатывать себе на жизнь самостоятельно. Беке была лишь третьей по старшинству, поэтому рассчитывать на наследство ей никак не приходилось. Однако даже будь она старшей, усидеть в деревне в силу своего характера всё равно бы не смогла. Это был необычный характер. В нём сочетались благородство со вспыльчивостью, смелость и ум с безрассудством, а доброта и дружелюбие - с приличествующем сословию снобизмом. Беке была человеком порыва и была скора на решения, о которых потом часто горько жалела. Но о своём нынешнем намерении, созревшем в течение долгого времени и тщательно подготавливаемом, она совершенно не жалела, и, радуясь такому хорошему для себя стечению обстоятельств, Беке направлялась в Лендин, столицу Левжении, чтобы там поступить на службу к Ванде II. Больше всего Беке мечтала совершить великий подвиг, который спасёт от гибели сотни людей и останется в веках.


Это государство было выбрано Вереш неслучайно. Дело в том, что уже долгое время Левжения и соседняя Мерингия были на грани войны. Неизвестно, что поддерживало хрупкий Альменский мир, заключённый 353 года назад, но соблюдался он уже очень плохо. Вольные отряды и Чёрного, и Белого государств часто разоряли земли враждебной стороны, уводя с собой людей и скот и оставляя лишь обгорелые доски и чёрные камни. Всё это, конечно, совершалось против воли обеих королев, но преступников было отыскать крайне сложно, а подчас почти невозможно.

Хедеш держался нейтрально, но Беке, как отпрыску одного из самых близких ко двору родов было известно, что королева Эва IV в случае войны, которая казалась уже неизбежной, поддержит, вне всякого сомнения, свою двоюродную сестру Ванду II.

А кроме всего этого Беке не могла жить без приключений. Уже к десяти годам она научилась владеть оружием и ездить на лошади, а к двадцати - говорила на всех трёх языках Велийского полуострова. Дальние земли манили девушку как огонь мотылька, и она, еле дождавшись своего двадцатилетия, взяла причитающуюся ей часть денег, оружие и отправилась в путь.

Первые три дня Беке Вереш ехала по дороге на Лендин, никуда не сворачивая. Но сегодня вечером, очарованная красотой окружающей природы, она решила немного отъехать в лес.

Восхищённая торжественной и медленной смертью природы, Беке всё дальше отходила от дороги, приглядываясь то к диковинной птице, то к красивой форме падающего листа.

Сейчас Вереш уже проклинала своё недавнее решение. Попытавшись вернуться к дороге, она забрела ещё дальше. Казавшиеся знакомыми издалека изгибы деревьев при приближении оказывались совсем другими. Трава уже доходила коню до груди. Кусты всё плотнее и плотнее сплетали свои ветви. Ни птиц, ни животных уже давно не было слышно. Беке с беспокойством оглядывалась по сторонам. Эрденский лес длился миллионы шагов, и, начинаясь в Южных горах, спускался к самому лазурному морю. Выйти из чащи леса самостоятельно было почти невозможно.

Внезапно луна зашла за тучу. Теперь Беке, не имевшей ни факела, ни кремня, пришлось ехать в полно темноте. А лес, словно болото, затягивал её всё глубже и глубже. Вот уже неба не стало видно из-за плотно сомкнувшихся крон деревьев. Вот уже тяжелее и тяжелее проехать между их толстыми и ветвистыми стволами. Беке решила остановиться и провести остаток ночи в лесу. „Если я поеду дальше в темноте, уж точно заблужусь так, что не выйду отсюда до конца своих дней...”

Вдруг в глубине леса зажёгся меленький мерцающий голубоватый огонёк. Его появление заставило Вереш испытать ещё большую тревогу.

- Это ещё что такое? – уже вслух спросила всадница. Но на ответ, конечно, ей рассчитывать не приходилось.

Что это? Спасение или погибель? Девушка во мраке леса была склонна считать, что именно последнее. Но отступить? Это было не в её правилах. Да и отступать было некуда в тёмном огромном лесу.

Ещё немного поколебавшись, Беке решительно направила коня к свету, а он поплыл дальше, будто увлекая за собой. Странно, но чем дальше она ехала, тем спокойнее ей становилось, однако что-то в глубине души всё же кололо её. Но один раз решив, девушка уже не останавливалась. Через несколько минут, ведомая светящейся точкой, она достигла входа в пещеру. Здесь огонёк подмигнул ей и исчез. Из пещеры исходил всё тот же голубоватый свет. Теперь Беке тянули вперёд не только решимость доказать себе свою смелость, но и любопытство.

Пещера была внутри гораздо больше, чем казалась снаружи. Огромные сталактиты и сталагмиты, будто колонны, обрамляли каменный зал, дальний конец которого терялся в сиреневатой дымке. С потолка, которого также не было видно, капала, гулка отдаваясь в сводах, вода. И на колоннах, на каменных наростах, в маленьких озёрцах прозрачной воды, даже не каменном полу зала были маленькие голубые кристаллы. От них и исходил приятный свет, наполнявший все уголки пещеры.

Все кристаллы были голубыми, но один, самый большой, светился зелёным светом. Он, в отличие от своих собратьев, не вырастал из камня, а просто лежал на сбитой и гладкой, словно для него и предназначенной, вершине одного сталагмита.

Беке спешилась и подошла к камню. Именно он и притягивал её, именно ради него она и пришла в эту пещеру! После недолгого раздумья девушка взяла кристалл.

Но лишь её пальцы приблизились к его поверхности, в мгновение ока он будто бы закипел и из зелёного сделался кроваво-красным. Удивительно, но и все кристаллы пещеры приняли тот же цвет. Вереш от неожиданности уронила камень, но он, как бы смягчаясь, стал зеленеть, пока, наконец, не принял первоначальный облик.

Ошеломлённая Беке вновь почувствовала неодолимую тягу к камню и вновь подняла его. Теперь от её прикосновения он уже не сделался кроваво-красным. К остальным кристаллам пещеры также стал возвращаться их голубоватый цвет.

Девушка стояла неподвижно и размышляла: оставить камень здесь или забрать с собой? Зачем он здесь? И что принесёт он ей? По неизвестной причине Беке решила, что её судьба непременно связана с этим камнем. Теперь она уже не могла его здесь оставить. Обвязав кристалл верёвкой и повесив его на шею, девушка запрыгнула на коня. Она чувствовала себя очень неуютно в этой пещере и как можно быстрее хотела уйти.

Ничто её не задержало. Только у выхода из пещеры она оглянулась и посмотрела ещё раз на таинственный голубой свет. Но он уже не был таким, как и прежде. Если въезжавшая сюда Вереш видела приветственно-тёплый свет, то сейчас её провожал враждебный и холодный, точно желавший ослепить, блеск. Будто кто-то сопротивлялся ей, всеми силами сопротивлялся, но сделать ничего не мог.

Беке сама не помнила, как выехала на дорогу. Уже светало, и листья покрыла блестящая, как тысячи алмазов роса. Она блестела отовсюду, как бы напоминая девушке о ночном происшествии. Но Вереш уже не испытывала и страха, ни тревоги. Лес больше не пугал её, а только продолжал радовать взор своей красотой. Она ехала по влажной от росы дороге вперёд, а окружающие её деревья уже ловили первый луч осеннего солнца.

@темы: творчество, моя сказка

20:57 

Почти иллюстрация

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Интернетом мне принесло эту фотографию. Это же королева Ванда из моей будущей сказки)

@темы: моя сказка, мысли, творчество

22:43 

Сон моей сестры и что из него вышло

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Сегодня утром моя младшая сестра рассказала мне о своём сне [здесь должны быть жалобы на то, что кому-то снятся сны с хорошими логикой и сюжетом, а мне снится каждый день полнейший бред в квадрате].

В нём множество людей в фэнтезийных доспехах чёрного и белого цветов сражались друг с другом. И делали они всё это не на земле, а паря в воздухе (дело в том, что ко всем доспехам прилагались крылья). Неизвестно, на чьей стороне была бы победа, но двое воинов - один белый, а другой чёрный - взлетели выше остальных. По ним было видно, что они главные и что они женского пола. Белая и чёрная воительницы летели друг к другу... здесь нужно уточнить одну деталь. На поясе у белого рыцаря висела некая коробочка. Они летели друг к другу... и моя сестра проснулась.

После её рассказа мне пришла оригинальная идея - додумать к этой битве предысторию и облечь сказочную повесть. Через полтора часа я сочинила сюжет и придумала основных героев.

немного спойлеров

@темы: творчество, мысли

20:01 

Порошок

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Придумалось.

пан ян с еленой поженились
богун тому не очень рад
ой всё вы злые я уехал
в закат

@темы: творчество, стихи, Сенкевич, Речь Посполита, Польша, Огнём и мечом, XVII век

20:58 

30 мая 1431 года

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
30 мая 1431 года

Автор: Anastazja Lawlinska

Фэндом: Исторические события

Пэйринг или персонажи: Жанна д'Арк епископ Кошон, стражники, толпа людей

Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Драма,
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Драббл, 1 страница
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Последние минуты Жанны д'Арк.

Посвящение:
Посвящается пану Генрику Сенкевичу.



@темы: творчество, средние века, история, Жанна д'Арк

20:56 

Жанне д'Арк

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Жанне д'Арк

Автор: Anastazja Lawlinska

Фэндом: Исторические события

Пэйринг или персонажи: Жанна д'Арк, французы, англичане, упоминаются инквизиторы

Рейтинг: G
Жанры: Драма, Экшн (action), Стихи
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Драббл, 1 страница
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Столетняя война. Франция на краю пропасти. Спасёт её юная, но смелая и решительная девушка - Жанна д'Арк.

Посвящение:
Жанне д'Арк. Той, которая осталась в веках.

Примечания автора:
Идея написать такое стихотворение появилась у меня сравнительно давно, около месяца назад. Но воплотить её в жизнь мне удалось только сегодня.


О, Жанна Д'Арк! Ты девушка, ты воин!
Ты Францию от вражьих рук спасла!
Прошла ты череду смертей и бойнь...
Но инквизиторам свой дух не продала!

Под градом стрел, дождём клинков ударов
Бесстрашно рыцарство вела ты в бой.
Сквозь вой людей и сквозь огни пожаров
Кричала ты: "За Францию! За мной!"

Сбылись мечты, и людям утомлённым
Виднеется сквозь мертвенный туман
Чуть дышащий, но всё ж непокорённый
Освобождённый Девой Орлеан!

Но есть глухие к чуждым им страданьям,
Те будут суд над невиновною вершить.
Где подлый суд, там быть не может оправданья...
Тебя сожгли; но дух твой будет жить!

@темы: Жанна д'Арк, история, стихи, творчество

20:49 

Пирожки времён Шведского Потопа

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Пирожки времён Шведского Потопа

Автор: Anastazja Lawlinska

Фэндом: Исторические события, Сенкевич Генрик «Потоп» (кроссовер)

Рейтинг: G
Жанры: Юмор, POV, Стихи

Размер: Драббл, 1 страница
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Продолжение к "Пирожкам времён восстания Хмельницкого". Поляки продолжают печь)

Посвящение:
Как и все мои пирожки, посвящаю это пану Анджею)

Примечания автора:
Я знаю, что Ян Скшетуский был в "Потопе" второстепенным героем. Но так жаль покидать любимого персонажа... Так что да простят мне читатели и его пирожок тоже.

Собственно пирожки ficbook.net/readfic/3673276

P.S. Опять не смогла убрать под MORE. Эх...

P.P.S. Я ещё писала пирожки по ОиМ. Вот они sienkiewicz.diary.ru/p206218384.htm :)

@темы: творчество, стихи, Сенкевич, Речь Посполита, Потоп, Огнём и мечом, XVII век

20:42 

17 сентября 1939 года

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
17 сентября 1939 года

Автор: Anastazja Lawlinska

Фэндом: Исторические события

Рейтинг: G
Жанры: Драма, Стихи
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Драббл, 1 страница
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
17 сентября 1939 года СССР предательски напал на уже оборонявшуюся от нацистов Польшу. Она проиграла в борьбе против этих двух громадных тоталитарных государств, но не сдалась.

Посвящение:
Всем жителям Польши, погибшим от рук нацистов и большевиков во Второй Мировой войне.

Сентябрь. Семнадцатое. Тридцать девятый.
Холодный и пасмурный день.
На карте, на Западе, чёрные пятна,
Восток скрыла серая тень.

Пришли? Прикрываетесь "освобожденьем"
Народов, свободных давно?
Но нет, просто хочется польских земель вам,
Хоть права на них не дано...

Пришли вы и в спину ударили подло,
Чего же ещё ожидать?
Но знайте: пусть нож вы приставили к горлу,
Пусть время пришло умирать,

Они проиграют, но вам не сдадутся,
Главы польской вам не склонить.
Пусть реки невинной их крови прольются,
Но Польшу вам не покорить!

@темы: творчество, стихи, история, Польша

20:19 

Скорую вызывали?

Думаю, что каждый приличный человек должен быть слегка полонофилом! (с)
Решила я выложить сюда некоторые свои фанфики. :)
Этот написала моя лучшая подруга-шляхтянка и я.

Автор: Anastazja Lawlinska

Соавторы: Герцогиня дАлансон
Беты (редакторы): Sojusznik

Фэндом: Исторические события, Сенкевич Генрик «Огнём и мечом», Гоголь Н.В. «Тарас Бульба», Сенкевич Генрик «Потоп» (кроссовер)

Пэйринг или персонажи: Анджей Кмициц, Ян Скшетуский, Серафина Яновска (ОЖП), Андрий, Изабелла Чарторыйская/Станислав Понятовский, Юлиан Немцевич

Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Юмор, Драма, AU, Стёб
Предупреждения: Смерть персонажа, ОЖП
Размер: Миди, 31 страница
Кол-во частей: 3
Статус: закончен


I часть. А пуркуа бы и не па?

II часть. Осторожно, хитрая полька!

Эпилоги.
P.S. Я пыталась вставить текст через MORE. Час пыталась, два пыталась, но не получилось. Так что пшепрашам за такой вид. :bricks:

@темы: творчество, Речь Посполита, Польша, XVII век

Мысли Серафины Яновской

главная